Вован

Их называли "шептунами".



"Голос певца - душа а не лужёная глотка!" - говорил это Станиславский или нет - неважно. Важно то, что эта фраза верна. Верна, потому что, кого из нас не трогали задушевные песни исполненные тихими простыми голосами?
Таких исполнителей называли "шептунами" за отсутствие поставленного, певческого голоса. Но песни исполненные ими буквально прошибали душу до мурашек, вызывая разные эмоции. С классической точки зрения этого происходить не должно, ведь у многих из них не было даже начального музыкального образования.
Но, вероятно на истинный талант и впрямь влияет не образрвание, а нечто другое.
Сейчас на эстраде много певцов с отточенными вокальными данными, но исполнение их подчас неживое, как будто они поют не в окружающее пространство, а в какое нибудь ведро. От их песен ни холодно, ни жарко. Смотришь на них и думаешь, для чего вы здесь? Уж явно не для искусства.
Наверное, научить петь нельзя, наверное с этим даром нужно родиться. Если есть природный дар певца, то не важно есть у тебя голос или нет, песни исполненные тобой будут ещё долго неким камертоном отзываться в душах и сердцах людей. Забыть их будет трудно.
Для меня такими песнями, стали песни, исполненные Марком Наумовичем Бернесом. Я живу на свете уже давно и застал время, когда мало у кого в домах были магнитофоны, но почти у всех были проигрыватели. Был он и у нас. Были у нас и разные пластинки с песнями Миансаровой, Сличенко, "Орэра", все они замечательно исполняли свои песни,но мне почему то нравилось слушать именно Марка Бернеса.
Именно его исполнение трогало мою детскую душу. "Журавли", "Тёмная ночь", "Враги сожгли родную хату" эти песни до сих пор вызывают во мне какие то невыразимыеые чувства и эмоции. Кажется, что в каждую из этих песен он вкладывал частичку своей большой души. Да так они и было.
Вован

Дети это Боги?



Ибо в детях много чистоты, света и святой наивной любви ко всему сущему. Всё это они, как шлейф захватывают с собой, когда летят рождаться на землю из Божьих миров. Ибо люди, по сути, есть создания светлые, создания Божии. Все мы были детьми и все мы были, когда то счастливы, пока не попали под власть материального мира и превратились во взрослых. В этом то и заключается проблема нашего бытия.

"Будьте как дети!" - говорил Христос, но мы уже не верим в это. Мы не верим в высший Божий мир и всю жизнь гоняемся за материальными благами, напрочь забывая о том, что мы, ещё и духовные существа и наша задача на земле состоит в воспитании и развитии нашей духовной составляющей, которая для нас гораздо важнее физической, ибо она бессмертна.

Кто-нибудь задавался вопросом, почему, чем старше мы становимся, тем меньше мы смеёмся? Почему с годами всё сильнее наша тоска по детству, всё ярче наши воспоминания о том времени? Да потому что, это тоскует наша душа о той чистоте, с которой мы воспринимали окружающую действительность, когда были детьми. Благодаря этой чистоте весь мир был намного ближе к нам. Вспомните, ведь мы тогда могли разглядеть в траве любую букашку, взять её в руки и поговорить с ней. Мы могли часами разглядывать росинку на листке и отражающийся в ней мир, и сверкающую в солнечных лучах паутину.
Помните, мы любили всех животных, мы часто и подолгу смотрели в небо, и было очень, очень много солнца. Это не потому что, солнце было ярче, чем сейчас. Просто чистотой и любовью светились наши души!
Вован

Ноги и память.



Сегодня по дороге на работу видел, как у вечного огня грелись какие то великовозрастные мальчики в узких джинсах. Они стояли, забравшись на постамент и поставив ноги в модельных туфлях на звезду, из которой вырвывалось пламя, и о чём то весело беседуя, безудержно ржали.

Не знаю почему, но мне, привыкшему за годы перестройки ко всякому хамству и кощунству, захотелось выйти из машины и надавать пенделей под сраку этим гламурным гадам.

Во время моего детства и детства моих ровесников, в семидесятые, мы, дворовая шпана творили много непотребного. Мы выпивали, дрались с другими районами, многие из нас стояли на учёте в детской комнате милиции, многие так и ушли по лагерной дорожке и навсегда сгинули где то в бескрайних просторах лесоповалов, сторожевых вышек и стальных решёток. Но никто из нас, никогда не позволял себе, не только поставить ногу на звезду, а и вообще при всём честном народе залезть на постамент. Потому что, где то в глубине души мы все, даже самые отмороженные и отчаянные, понимали, что этот огонь горит в память и наших отцов и дедов, ведь в каждой семье были свои фронтовики.

В девяностые годы у этого мемориала с вечным огнём спали беспризорные пацаны. Они не вызывали раздражения и негодования, наоборот их было жалко. Да и кощунством с их стороны это было назвать трудно. Просто времена тогда были нелёгкие и ломались судьбы у многих, включая и детей.

Что же за времена наступили теперь? Что же за поколение приходит нам на смену? Почему их не интересуют и не трогают трагические страницы судьбы нашего народа? Почему им ничего не стоит взять и вытереть ноги об монумент, поставленный в знак благодарности предкам, подарившим жизнь, в том числе и им. Ни памяти, ни благодарности, ни совести. Каких детей вырастят они? Как они их будут воспитывать их, имея нулевую духовность?

Страшно подумать куда поставят ноги их дети.
Вован

"Культурно торговать - почётный труд."



Меня сегодня чуть не на..ли на триста рублей. Кассирша в магазине "Стройматериалы. Мой товар стоил триста тридцать восемь рублей. Я отправился в кассу оплатить чек. Там сидела дама лет пятидесяти, такая, знаете, крашенная в белый цвет, с пучком на голове. Я дал пятитысячную купюру, на что, как обычно, услышал:
- А помельче у вас нет?
- Было бы меньше, дал бы - ответил я.
Вздохнув, дама пробила чек, отчитала сдачу и отдала мне. Ещё в её руках, я просканировал купюры. Четыре тысячных и три сотенных. Мелочь я уже бросил в кошелёк. Сделав два шага, я остановился. В мозгу вдруг сверкнуло:
"А почему собственно?"
На триста рублей было выдано с пяти тысяч четыре триста рублей. Я повернул обратно.

-Вы ошиблись со сдачей. - сказал я кассирше.

Она посмотрела на меня и закашляла. Взгляд её явно говорил о том, вот она сидит тут на работе, вся больная,а я, взял да и испортил ей и так не ахти какое настроение. Пучок на голове в подтверждение этому плавно закивал. Она не стала спорить, и взяла деньги обратно.

Помня ещё советские времена, я облегчённо вздохнул, радуясь, что не придётся, как раньше доказывать свою правоту.
Раньше то, в славных советских продмагах, как было? Стоило только отойти на шаг от кассы, как уже никогда и никому в жизни не докажешь, что тебе не додали рубль.
"Я вам правильно сдала!" - ответила бы кассирша, испепеляя меня презрительным взглядом. Если бы я продолжал настаивать, наорала, призывая всех обратить внимание на нахала, мешающего ей работать. Если бы и это не помогло и я продолжал бы отвоёвывать свой рубль, раздалось бы громогласное:
"Коля! Коля, вот этот козёл тут хулиганит!" И из подсобки вышел бы, похожий на Халка, магазинный грузчик Коля в синем халате и стал бы, обдавая меня свежим перегаром, оттеснять к выходу, приговаривая:
"Каких те денег надо? Те чё, бля, спокойная жизнь надоела?"
Если бы я и тогда не сдался и не удалился восвояси, в дело вступил бы, заряженный и отоваривающийся в этом магазине наряд милиции. И дело, как правило, заканчивалось безоговорочной победой торговой мафии, в лице кассирши и пьяного грузчика Коли.


Сейчас другие времена и кассирша знала, что, возмутись она и дело может иметь очень неприятное для неё последствие. Вплоть до увольнения. Поэтому она без звука взяла сдачу и стала пересчитывать. Она долго что-то записывала на бумаге и щёлкала клавишами калькулятора, при этом постоянно зевая и кашляя.
"Неужели так трудно в уме посчитать?" - подумал я, глядя на зевающую кассиршу. Это же не так трудно вообще то, для пятидесятилетней дамы, которая в кассиршах наверняка уже лет двадцать.

Потом я понял, что её поведение,не что иное как попытка замазать свой прокол и выразить мне своё презрение.

Она, всё таки, отсчитала сдачу и протянула мне четыре тысячи шестьсот шесть десят рублей. А потом, вдогонку швырнула на тарелку четыре пятидесятикопеечных монеты. Я поблагодарил и пошёл в отдел за товаром.

В уме я прикидывал, сколько может заработать денег кассир, пользуясь невнимательностью покупателей, которая у людей, делающих ремнот и думающих в магазине "Стройматериалы" только о ремонте, оставляет желать лучшего. Вот меня она пыталась нагреть аж на триста рублей. А если за день? Это ж ахренеть, сколько!На хлеб с маслом хватит и ещё кое на что останется.

Я обернулся назад, чтобы ещё раз посмотреть на это чудо природы и встретился с её взглядом, который сверлил меня, окончательно убеждая в том, что она меня, от лица всей торговой братии, меня презирает.

Вот так, старые, совковыке времена канули в лету, а шлейф ещё остался, время от времени напоминая о них.
Вован

Курить или не курить?



Я не курю уже двенадцать лет. А стаж мой был больше двадцати. Первый раз поробовал сигарету в дошкольном возрасте и с тех пор не расставался с ней пока однажды всё таки не бросил. А бросал за свою жизнь три раза. В первый раз я не курил три дня. Всё что могу сказать об этом, это то, что буквально через день почувствовал необыкновенную лёгкость во всём организме. Ощущение этой лёгкости преследовало меня всё время, когда я начинал думать о том, чтобы всё таки бросить курить совсем. Второй раз я продержался два месяца и закурил, как всегда бывает по глупости. Был праздник и будучи выпивши, закурил вместе с остальными. Жалел, конечно, но было уже поздно. В третий раз мне всё же удалось победить эту привычку. На моё удивление, я бросил курить довольно легко. Может повлиял тот факт, что я постоянно погружал себя в детские годы, когда все мы неплохо обходились без сигарет. Сам того не зная, я проводил с собой нечто похожее на тренинг.



С тех пор я уже больше не курил никогда. Что интересно? Обычно врачи не рекомендуют бросать сразу людям у которых стаж более двадцати лет. Говорят, что это может быть вредно. Но я бросил сразу, резко и бесповоротно. И ничего кроме положительных ощущений не испытал. Хорошо помню, с каким удовольствием я ловил запахи, которые просто обрушились на меня. Дыша полной грудью я с удовольствием ощущал и испытывал то, чего был лишён долгие годы.Правда были сны. Я курил во сне несколько лет, во сне же ругал себя за то, что начал опять курить. И проснувшись облегчённо вздыхал, радуясь, что это был сон. Сейчас мне уже не снятся эти сны.
К чему я это всё пишу? Бросив курить, я начал замечать некоторые вещи. Например, мне стал неприятен табачный дым. Я стал его чувстсвовать на довольно большом расстоянии. Я смотрел на курящих людей и со временем всё больше убеждался в бесполезности этого занятия. Стоят люди, затягивают дым в свои лёгкие, а потом выпускают. И всё. Но, во имя чего?Что это даёт человеку? Со времене эта бесполезная привычка становится для многих очень сильной зависимостью, до такой степени, что люди не то, что не могут бросить курить, они уже не хотят этого. Я знал человека, которому, в связи с болезнью сердца, врачи строго настрого запретили курить. Но он, продолжал. Только уже не курил всю сигарету целиком, разламывал её на три части и через мундштук выкуривал. Он пытался обмануть свой организм, куря по чуть чуть. Но за день всё равно получалась приличная доза. Мне всегда было интересно, какая зависимость влияет на на курильщика больше, психологическая или физиологическая





Многие считают, что курение помогает бороться со стрессом. И действительно многим курение помогает успокоиться, сконцентрировать мысли. Но, всё равно, это лишь следствие многолетней привычки. А если попробовать успокоить себя обычной прогулкой по городу? Или выехать на природу? Запахи и звуки обычного леса могут привести в порядок нервную систему не хуже чем сигарета. А ещё лучше вообще заняться спортом. Я, например, очень хорошо борюсь со стрессом именно гуляя пешком по городу. Мысли приходят в порядок, появляется оптимизм и, как следствие хорошее настроение.
Есть ещё мение, что курение помогает при социальных взаимодействиях. Например, люди робкие и стеснительные за сигаретой могут спрятать свою неуверенность. А другие наоборот, за табачным дымом прячут необщительность и молчание. Курение помогает заполнять паузы. Здесь конечно сложнее, но можно попробовать всё таки поработать с собой и попробовать решить свои эмоциональные проблемы. Есть много методик и тренингов по этому вопросу. Даже просто занятия спортом могут решить проблему нерешительности и неуверенности. Спорт помогает поднять самооценку.



Что курение стимулирует мозговую деятельность, это тоже вопрос спорный. Действительно никотин вызывает выброс адреналина, но привыкание к никотину развивается очень быстро и чтобы добиться прежнего эффекта нужно курить всё чаще и чаще. Но со временем происходит обратный эффект. Курение начинает оказывать губительное и разрушительное действие на нервную систему.
Ещё есть мнение, что курить люди начинают, особенно в детском и подростковом возрасте от недостатка материнской любви. Что сама сигарета для них является вариантом соски. Возможно это и так, но мне кажется вернее версия о том, что курение придаёт значимости, особенно в подростковом возрасте. А потом человек просто привыкает и тащит эту привычку через всю жизнь.
Если говорить о физиологических причинах привычки курить, то тут является важным фактором то, что курение сильно влияет на метаболические процессы организма. Практически каждая клетка организма претерпевает вмешательство никотина. Никотин становится участником биохимических процессов в нервной системе, как в центральной, так и в периферической. В результате всего этого человек уже курит для того, чтобы чувствовать себя хорошо, потому что без сигарет, организму становится некомфортно.



Мне кажется, что всё таки психологическая зависимость в большей мере влияет на курящего. И считается, что избавиться от неё гораздо сложнее. Но это с какой стороны посмотреть. Ведь в этом случае человеку нужно лишь проявить волю. Если у него есть сильное желание бросить, всегда можно настроить сознание в нужную сторону. Можно, как и я в своё время, погружать себя в детство и вспомнить, какой была прекрасной жизнь без сигарет. Можно наоборот, во имя будущего заставить себя отказаться от курения. Представить, сколько яда ежедневно принимает организм и во что он современем превращается. Важно одно. Некурящим быть намного луче чем куряшим. Кстати и в финасовом плане тоже.
Вован

Женькин запой.




Меня достал звонками мой старый друг Женька. Он в запое уже четыре месяца и, по этому поводу, отправлен женой в бессрочную ссылку, в баню. Четыре месяца он живёт в бане и время от времени ведёт свои обстрелы звонками с мобильного всех ближайших друзей детства. Звонит и днём и ночью.
«Привет, Володь! Ты где пропал?» - говорит он мне.
«Нигде я не пропал. Я только что вернулся с работы и сильно вымотался.» - отвечаю я ему.
Звонок поздний. Я, конечно, поднял трубку, зная, что ему нужно и, что я ни за что не поведусь на его уговоры.
«А я, прикинь, не знаю где взять водки. Ты не привезёшь? А то я тут с двумя девчонками тусуюсь. Девчонки есть, а водки нет. Приезжай, Володь.» - в его голосе, я услышал, даже не безнадёгу, а полную уверенность в том, что я не приеду.
«Нет, Женёк, извини. Устал я сильно, да и простужен.» - отвечаю я ему.
Знаю я его девчонок. Морды синие и опухшие. Живут по соседству. Ведут такой же запойный образ жизни, как и мой друг, с той разницей, что Женька иногда останавливается, а они нет. Сейчас они сидят в бане, он им играет на гитаре и травит байки о том, как он воевал. Но нигде он не воевал, разве что со стаканом.
«Ну, поправляйся...! Пока, Володь.»
« Пока.»- говорю я и сбрасываю звонок.
Странный у меня дружок. Запои, его посещают с периодичностью раз в два года. Сначала, после очередного запоя, он год или полтора не пьёт совсем. Занимается делами, работает. Вот однажды, например, в промежутках между пьянками, он построил баню. Потом вдруг он сообщает, что, буквально вчера, он принял немного. На обычную реплику о том, что всё это плохо кончится, отвечает, что ничего не случится. Но мы то, друзья, жена Надька, дети, знаем, что случится. Не в первой.

И понеслооось..! Обычно полугодовое пике Женьки превращается для всех нас в головную боль. Сначала уходит из дома жена с детьми жить на съёмной квартире. Правда теперь уходить семье нет необходимости, потому что Женёк построил баню и уходит сам. В бане у него кровать, стол и собственно сама баня, где он может время от времени совершать омовения, смывая с себя ошмётки несовершенного бытия.
Потом начинают страдать ближние и дальние соседи, у которых он занимает деньги на пойло, потому что свои у него быстро заканчиваются. А брать у жены бесполезно. Не даст. Надо сказать, с некоторыми соседями ему повезло. В окрестностях Женькиного дома живут помимо обычных людей и конченные алкаши. Где Женёк может всегда найти помощь и сочувствие. Норы и морды у них такие, что мама дорогая... А Женьке ничего. Он запросто может подвиснуть где-нибудь в одной из их нор. Дня на два, на три.

Потом его даже в тех компаниях берёт тоска и ностальгия, и он начинает набирать номера друзей.
«Ты знаешь, где меня найти.» - говорит обычно он мне.
«Знаю"» - отвечаю я ему - "Но заходить в эту помойку не буду."
Я приезжаю. Женёк ждёт меня возле своего дома, на лавочке.
«Как дела?» - кидаю я ему дежурный вопрос.
«Да нормально. Мать пилит. Как обычно. Жена ещё не вернулась. Ну и х… с ней. Ты же знаешь, она у меня глупая как лошадь.»
Почему он так всегда говорит о Надьке и с чего он взял, что лошади глупые? Загадка.
Жена у него вообще то нормальная. Почти двадцать лет его терпит и ничего. Вот кончится запой и она, как обычно, вернётся. Хотя в этот раз она и не ушла никуда. Ушёл Женька. В баню.
«Что это ты так на Надьку то?»
«А чего она? Я ж бабу хочу, а она ни в какую. Приходил тут домой, пока детей не было. Давай, говорю. А она - пошёл ты. Ну, лошадь, лошадью...»
Да уж. После тех кикимор, с кем он тусовался в бане и у них на пьяных квартирах, это для Надьки был бы экстрим. И Женёк обиженно пускает дым в небеса.
«Думаешь завязывать то?»
«Неее. Я ещё не напился."» - произносит Женёк и дрожащими руками закуривает ещё одну сигарету.

Потом идут дни, а Женька всё в запое.
Достав всех, в пределах полукилометра от дома, он начинает доставать друзей. Начинаются звонки абсолютно всем. Приглашения попариться в бане или просто так посидеть вылетают из трубы по три раза в сутки. Сначала мы с друзьями начинаем перезваниваться. Говорим о том, что надо что- то делать с нашим придурком, иногда привозим ему пиво и сигареты, когда ему действительно становится плохо. Сидим с ним в его прокуренной бане, которая не топилась уже месяц, среди пустых бутылок и консервных банок и уговариваем прокапаться и завязать. А потом просто престаём приезжать. В конце концов, у нас есть и свои дела.
«Как я же я по вам по всем соскучился!"» - жалобно скулит Женька в трубку хриплым от косорыловки голосом. – « Приезжайте. А?»
«Да не могу я. Дела у меня.» - отвечаю. Приехать то я могу, но есть ли в этом смысл? Выпить я ему не привезу, принципиально. Мы с друзьями договорились больше ничего ему не привозить. Потому что, получается, что своими руками вгоняем его в ещё большие проблемы. Надька мне ничего нового не скажет, а слушать жалобы матери не хочется. Она опять начнёт сетовать на то, что Женька ничего не ест, а только пьёт и будет обвинять всех, включая Женькину жену и детей в том, что он бухает.
Когда то она и нас обвиняла в том же, когда мы, молодые и румяные приносили Женку с очередной вечеринки. Мы ставили его к входной двери и нажимали на звонок, а он упирался руками и ногами и требовал продолжения банкета...
Потом мы все повзрослели и успокоились. Остались в прошлом бурные ночные гулянки с пьянками и мнение у неё о нас, старых друзьях, поменялось. Но, всё равно, она упорно не хотела признать, что во всех своих проблемах Женёк виноват сам.
«Меня домой не пускают!» - хнычет Женька в трубку.
«Кто тебя не пускает?» - спрашиваю я.
«Надькаааа!»
«Так ты, всё равно, в бане живёшь. Какая тебе разница? Пить бросай и всё будет тип-топ.»
«Тебе легко говорить...» - вздыхает Женёк и умолкает.

Ничего себе! Мне легко говорить. Ну, надо же такое ляпнуть? Тут проблем выше крыши, только успевай поворачиваться. Вот бы где запить то? Но не пью, борюсь с жизненными обстоятельствыами. Да ещё с ним нянчусь.
А уж кого, кого из нас, на самом деле, больше всех любит Боженька, так это Женьку. Всё у него легко в жизни. Любую работу он находил махом. С хорошей зарплатой, с удобным графиком и хрен переломишься. Мы всегда удивлялись этому. Любое дело спорилось, только так, за что бы он не брался. Как-то в лихие девяностые мы с ним решили поторговать машинами. Купили машинку, привели её в порядок, подремонтировали и очень хорошо на ней заработали. Выше всех ожиданий. Тут бы и продолжать, но Женёк отказался. Потом мы с ним занялись строительством и здесь у нас попёрло. Мы брали небольшие объекты, потом, нанимали спившихся, хуже Женьки мужиков, договаривались с ними об оплате и вперёд... Но Женёк вдруг объявил, что это тоже не его. И нашёл себе работу полегче, где почти ничего не надо было делать. Потом в процессе жизни, он ещё много поменял работ и всегда приговаривал:
"Я живу не для того что бы работать, не видя света белого, я работаю, для того чтобы жить!"
Философ, бля...
Вот и перед последним запоем, он работал водителем на мусоросборнике. Как всегда хороший график, нормальная зарплата, так нет. Как то звонит мне и заявляет, что хочет уволиться.
«Почему?» - спрашиваю –«Хорошая же работа.»
Оказывается таджики, которые ездили с ним куда то делись и теперь ему нужно самому вылезать из кабины и дёргать за рычаги. Ну, хрен ли там, уважительная причина.
А в долг ему вообще дают запросто, любую сумму и на любой срок. При том хорошая семья, хорошие, воспитанные дети... Живи да радуйся. Но нет.
«Мне чего-то не хватает» - говорит мне Женька.
«Мозгов тебе не хватает» - заключаю я и Женёк соглашается. Ну, хорошо хоть не возражает. А может его Господь и любит, что он соглашается, что дурак? Получается, гордыни в нём совсем нет? Дурак значит дурак.

«Я потому и пью, чтобы сын мой Никита, посмотрел на меня и понял как не надо жить.»- умничает Женька в очередной раз.
«А может наоборот, лучше сыну показать как надо жить. И не бухать?»- говорил я ему по молодости, но с годами я уже почти готов согласиться с Женькиной системой воспитания. Сын то у него вырос действительно неплохим парнем. Не пьёт, танцует брейк - данс, учится в институте. И главное, никогда отцу ничего поперёк не говорит. Может быть, всё, как раз, наоборот в нашей жизни и Женёк прав? А?

Четыре месяца Женька в запое и все мы знаем, что осталось ему ещё два месяца. Он обычно больше полгода не пьёт. Здоровьем Бог его тоже не обидел. Женёк никогда в жизни не болел. Иногда по пьяни его, как только не раскорячит. И в снегу он спал. И в прорубь он нырял. Каждый раз думаешь после таких заныров, что всё, капут Женьке. Сердце же не железное. Отказать может. Нет, смотришь, всплывает наш экстремал, только круги в разные стороны. И кодировку он нарушал. Раз пять, наверное он кодировался, но никогда не доводил дело до конца. Потому что, кодировался он года на три, запивал обычно гораздо раньше.
«Аллергия у меня какая то что ли» - сообщает мне Женёк .
«С х..я ли у тебя аллергия?»
«Да красненького махнул и пятнами покрылся.» - это максимум, что с ним было после нарушения кодировки.
«Да он нас всех ещё переживёт!"»- восклицает в сердцах Надька.
«Я вас всех переживу!» - вопит пьяный Женька и добавляет с грустью в пьяных глазах – «Должен же кто то вас проводить в последний путь.»
И, кто его знает, может это не такая уж и неправда.

«Как же я по вам соскучился!» - в очередной раз сообщает мне Женька в трубку.- «Увезите меня куда-нибудь что ли.»
Понятное дело, что после четырёх месяцев сплошного улёта, хочется чего- нибудь для души. Только годы уже не те, да и дел стало невпроворот. Вот раньше, бывало, махнёшь куда-нибудь на бардовский фестиваль и пьяного Женьку с собой прихватишь, чтобы дать его семье, да и всей округе отдохнуть.
Вот уж где он оттопыривался по полной! Бывало у каждого костра посидит, везде выпьет, всех женщин переобнимает, прямо на глазах у их мужей. И, что интересно, я не помню случая, чтобы хоть кто- нибудь из них приревновал и наехал на Женьку.
Я ж говорю, что Боженька его любит.
«Может быть, я только ради тебя и жил всё это время..» - дышит он ядрёным перегаром в лицо очередной даме и тут же переключается на другую. До серьёзных дел, конечно, у него никогда не доходило. По крайней мере, я об этом не знаю.
«Женёк, нафига тебе всё это надо?» - спрашиваю я его и получаю ответ:
«Володь, может, прежде чем погаснуть, свеча должна ярко вспыхнуть!»
Значит, всё это висение на чужих, замужних и подчас малознакомых бабах, называется «ярко вспыхнувшей свечой?» Ну романтик! Чего там!
Всё он успевал и в речке раз десять за день окунуться, и половину одежды растерять и почти со всеми перефотографироваться, и заснуть раз десять.
Иной раз думаешь, всё угомонился. Нигде не видать, значит спит. И вдруг бац, прётся наш Женёк на сцену, желая что то поведать народу в микрофон. Один раз забрался на сцену, когда замглавы района поздравлял бардов с очередным фестивалем и с ходу:
«Ты кто такой? Пошёл на х.. отсюда!»
Тут же забыл обо всём и, благополучно свалился под сцену. Играла музыка, по нему ходили авторы исполнители, поэты и гости фестиваля, но Женёк спал сном невинного младенца.
Вскоре, правда я его уже заметил, на другом конце фестивального лагеря, где он, обнявшись с другими незнакомыми бардами и с грустью в глазах самозабвенно выводил – «... с кровавых не пришедшие полеееей..!»
Бля, ты же только что вон там под сценой валялся? Ну, Женёк!

Он не знал никого, но знал всех. И его знали все.
Нагулявшись, наобнимавшись, напившись нахаляву, он получал необычайный кайф. Даже брал в руки гитару пытался что- нибудь исполнить. Пел он нормально, слух был, но почему то, всегда пел не больше одного куплета, а потом начинал посвящать слушающих в то, почему он поёт именно эту песню, как её лучше бы сыграть и кому бы её лучше бы спеть. Потом присовокуплял ко всему ещё пару тройку рассказов из своей жизни и, наконец, успокоившись в какой-нибудь палатке, утыкался в грудь какой-нибудь поэтессе и засыпал до утра.
А утром, первым делом, шёл окунуться в речку.
Вот в то утро он тоже пошёл окунуться. На встречу ему, в плавках, шёл замглавы района, уже искупавшийся в реке. И, поравнявшись с Женькой рявкнул:
«Сам пошёл на х.. !»
Женька долго имел обескураженный вид, пытаясь осмыслить произошедшее. Я ему ничего не стал рассказывать и он вскоре насовсем позабыл об этом.
Потом, похмелье, пьянка и всё по новой...
А когда приходила пора уезжать и грузить Женьку в машину, он с благодарностью говорил
«Спасибо, Володь, что вывез меня из дома!» - и пытался меня облобызать своей пьяной, небритой рожей.

Я знаю, что и во время этого запоя Женька с большим удовольствием поехал бы куда-нибудь подурачиться, потому что дурачиться это его нормальное состояние. Он в этой пьяной дури, как рыба в воде. Кто-то оттягивается рыбалкой, кто-то книгами, кто-то едет на дачу или за грибами, чтобы наполнить душу новыми эмоциями. А Женька это совсем другое дело. Он не едет на рыбалку или за грибами, тем более он вообще не знает грибов, он уходит в запой, в дурь, в кураж. Возможно, за тем же самым. Кто его знает?
Я этого тоже не знаю, но знаю точно, что я к нему в ближайшее время не приеду, как бы он не слюнявил мобилу. Чего ехать то? Я и так наперёд знаю, что будет. Зайду я в баню, а там в предбаннике, среди пустых бутылок и консервных банок сидит Женёк. Морда опухшая, в руке сигарета, ноги босые, как у Стинга, потому что носки где то пр...бал.
«Кода пить завяжешь?» - спрошу я его.
«А хрен его знает.» - ответит Женёк.
Да через два месяца он завяжет. Через два месяца!
И с Надькой помирится, и работу найдёт, не бей лежачего, и пропитые долги отдаст.
И баню, наконец, протопит.
Всё у него будет тип-топ.
Боженька дураков любит!
И Женьку любит! И Женьку!
Вован

(без темы)

Мы прибыли в берлин ранним утром и сразу же поехали в Трептов Парк. Хотелось увидеть, того, держащего на руках спасённую девочку, солдата, которого ещё со школы видел на картинках, на открытках, в журналах.
Июльское солнце вставало над городом.Было тихо и безлюдно.



Безветренная погода окутывала аллеи парка тишиной. В этой тишине история, происходивших здесь когда-то событий, наполняла сознание и захватывала без остатка. Вспоминалось, всё, и прочтённые книги о войне, и фильмы,и рассказы старших родственников - фронтовиков, слышанные мной от них в детстве, когда они ещё были живы.





Хорошо, что в этот час здесь никого нет. Можно присесть на скамейку и спокойно подумать. 7000 советских солдат, похороненнх здесь когда то, самой историей принесены в жертву, во имя мира во всём мире, во имя жизни следующих поколений. Хорошо, что они не знают, что сегодя происходит на земле. Как переписывается история, как в некоторых местах планеты снова поднимает свой поганый хвост фашизм.



В парке чистота и порядок. Вот что интересно, пала Берлинская стена, пал Советский Союз, а немцы продолжают ухаживать за парками в которых стоят мемориалы памяти нашим павшим воинам. А ведь могли бы, под нынешние времена, возмутиться, потребовать снести.. В общем, молодцы немцы. Не то что соседи украинцы, всячески старающиеся принизить и переврать историю Второй Мировой в угоду своим хозяевам из-за океана.





Вот он перед нами - солдат Николай Маслов, с которого и был слеплен памятник. Советский солдат, освободивший Европу. Почему то впомнился покойный мой дядька Иван - фронтовик, пехотинец. Он уже в сорок третьем был комиссован по ранению. В детстве, в деревенской бане, я украдкой разглядывал раны на его теле. В нём было одиннадцать заштопанных дырок. Одиннадцать! И он выжил. Я подумал, что в этом солдате запечатлены образы всех, кто подарил нам мирное небо над головой и моего дядьки Ивана тоже.









Ощущения, конечно, были сильнейшие. Ну что, после этого, логичнее было бы посетить? Конечно, Рейхстаг. Как не пососмотреть, где фашисткая гидра свила однажды себе гнездо и пошла гулять почти по всему миру. И куда её загнали обратно наши предки и ухайдокали во имя будущего.





Вот где тусовалась когда то вся эта фашисткая сволочь, во главе с Гитлером. Представил, как в сорок пятом, на ступеньках этого Рейхстага праздновали победу наши деды-прадеды. Поразило количество разношёрстого народа, приехавшего сюда со всех концов света. Вот едут, едут, так сказать пропитываются историей той войны, страшнее которой не знало человечество. Если конечно не считать той, которая описывается в Махабхарате, а мнение в мире так и не меняется. Спроси любого из этих туристов, хоть японца, хоть какого нибудь "негра преклонных годов"-Кто, мол, победил во Второй мировой? И услышим неизменное блеяние - Америка.











Но не всё так безнадёжно. Гуляя по окрестностям увидели пикет около американского посольства. Думали наши, но оказалось - немцы. Значит есть ещё адекватный народ и в Европе. Немного правда, но есть. Они требовали прекратить уничтожение Донбасса. Акция конечно жиденькая, но, наверное, не бесполезная. Кто её знает?





Было тепло, светило солнце. Хорошо было, не спеша гулять по Берлину мимо такого же гуляющего народа. Жаль, только, времени у нас было маловато. Нужно было уже отправляться в Гамбург.













Все большие города похожи друг на друга и Берлин не исключение, хоть и подпорчен некоторых местах социалистическим реализмом. И, если бы не памятники былой войны...
Я подумал, а пусть эти памятники существуютт в Берлине сколько можно дольше, Рехстаг, как памятник человеческой глупости и непомерной гордыни, а мемориалы в Трептов парке, в Тиргартене, в Шенхольце в память о человеческом героизме и жертвенности. Лишь бы правда оставалась правдой и не перевиралась никем и никогда.


























.
Вован

Поэзия в прозе

"Мы живем на планете-страннице. Порой благодаря самолету мы узнаем что-то новое о ее прошлом: связь лужи с луной изобличает скрытое родство — но я встречал и другие приметы.



Пролетая над побережьем Сахары, между Кап-Джуби и Сиснеросом, тут и там видишь своеобразные плоскогорья от нескольких сот шагов до тридцати километров в поперечнике, похожие на усеченные конусы. Примечательно, что все они одной высоты — триста метров. Одинаковы их уровень, их окраска (они состоят из тех же пород), одинаково круты их склоны. Точно колонны, которые, возвышаясь над песками, еще очерчивают тень давно рухнувшего храма, эти столбы свидетельствуют, что некогда здесь простиралось, соединяя их, одно огромное плоскогорье.



Воздушное сообщение между Касабланкой и Дакаром только еще начиналось, наши машины были в те годы хрупки и ненадежны — и, когда мы терпели аварию или вылетали на поиски товарищей или на выручку, нередко нам приходилось садиться в непокоренных районах. А песок обманчив: понадеешься на его плотность — и увязнешь. Что до древних солончаков, с виду они тверды, как асфальт, и гулко звенят под ногой, но зачастую не выдерживают тяжести колес. Белая корка соли проламывается — и оказываешься в черной зловонной трясине. Вот почему, когда было возможно, мы предпочитали гладкую поверхность этих плоскогорий — здесь-то не скрывалось никакой западни.



Порукой тому был слежавшийся крупный и тяжелый песок — громадные залежи мельчайших ракушек. На поверхности плоскогорий они сохранились в целости, а дальше вглубь — это видно было по срезу — все больше дробились и спрессовывались. В самых древних пластах, в основании массива, уже образовался чистейший известняк.



И вот в ту пору, когда надо было выручать из плена наших товарищей Рена и Серра, захваченных непокорными племенами, я доставил на такое плоскогорье мавра, посланного для переговоров, и, прежде чем улететь, стал вместе с ним искать, где бы ему сойти вниз. Но со всех сторон наша площадка отвесно обрывалась в бездну круто ниспадающими складками, точно тяжелый каменный занавес. Спуститься было немыслимо.



Надо было лететь, искать более подходящее место, но я замешкался. Быть может, это ребячество, но так радостно ощущать под ногами землю, по которой ни разу еще не ступали ни человек, ни животное. Ни один араб не взял бы приступом эту твердыню. Ни один европейский исследователь еще не бывал здесь. Я мерил шагами девственный, с начала времен не тронутый песок. Я первый пересыпал в ладонях, как бесценное золото, раздробленные в пыль ракушки. Первым я нарушил здесь молчание. На этой полярной льдине, которая от века не взрастила ни единой былинки, я, словно занесенное ветрами семя, оказался первым свидетельством жизни.



В небе уже мерцала звезда, я поднял к ней глаза. Сотни тысяч лет, думал я, эта белая гладь открывалась только взорам светил. Незапятнанно чистая скатерть, разостланная под чистыми небесами. И вдруг сердце у меня замерло, словно на пороге необычайного открытия: на этой скатерти, в каких-нибудь тридцати шагах от меня, чернел камень.



Под ногами лежала трехсотметровая толща спрессованных ракушек. Этот сплошной гигантский пласт был как самый неопровержимый довод: здесь нет и не может быть никаких камней. Если и дремлют там, глубоко под землей, кремни — плод медленных превращений, совершающихся в недрах планеты, — каким чудом один из них могло вынести на эту нетронутую поверхность? С бьющимся сердцем я подобрал находку — плотный черный камень величиной с кулак, тяжелый, как металл, и округлый, как слеза.



На скатерть, разостланную под яблоней, может упасть только яблоко, на скатерть, разостланную под звездами, может падать только звездная пыль, — никогда ни один метеорит не показывал так ясно, откуда он родом.



И естественно, подняв голову, я подумал, что небесная яблоня должна была уронить и еще плоды. И я найду их там, где они упали, — ведь сотни и тысячи лет ничто не могло их потревожить. И ведь не могли они раствориться в этом песке. Я тотчас пустился на поиски, чтобы проверить догадку.



Она оказалась верна. Я подбирал камень за камнем, примерно по одному на гектар. Все они были точно капли застывшей лавы. Все тверды, как черный алмаз. И в краткие минуты, когда я замер на вершине своего звездного дождемера, предо мною словно разом пролился этот длившийся тысячелетия огненный ливень."

Антуан де Сент Экзюпери "Планета людей"
Вован

Как создаётся культ личности.



Вот зачем он это спел? Для чего? Его Путин просил об этом? Возникает ещё один вопрос: От чистого ли сердца Владимир Вольфович продекламировал это? Или всё же нет? Не хочется думать о Вольфыче плохо, пусть будет от чистого, но, в итоге, на конечный результат это не влияет. Потому что именно такие эпизоды и плюс ещё постоянно нагнетаемое мнение в прессе о Путине и создают имидж нашему лидеру. Такие эпизоды очень сильно врезаются в память народу и он складывает о лидере своё, как правило неверное суждение. Чего только не приписывают Путину. От диктаторства до императорства. Ладно, если это зарубежные средства массовой информации. Их понять можно, у них там своя задача - Если не получится демонизировать непокорного политика, так надо обожествить. Но когда всё это начинается в России...
В истории, даже в недавней, таких случаев множество. Теперь уже никогда не узнать, какими на самом деле были вожди, давно сошедшие с исторической арены.


МУХИН Юрий
ФЕРР Гловер
ГОЛЕНКОВ Алексей

Оболганный Сталин

"...Ниже будет показано, что в сущности все хрущевские «разоблачения» далеки от истины. Но сперва хотелось бы отметить, что лжива сама сконструированная Хрущёвым концепция, в соответствии с которой порочная практика «культа личности», якобы созданного и поощряемого Сталиным, породила условия для совершения «преступлений», творимых им в атмосфере полной безнаказанности. В действительности Сталин не только не совершал приписанных ему злодеяний, но был весьма далек и от насаждения культа своей личности. Наоборот, из множества имеющихся сегодня свидетельств явствует, что Сталин резко выступал против отвратительного возвеличивания своей персоны.

"Многие годы подряд и множество раз Сталин возражал против славословия и льстивых разглагольствований по своему адресу. Он поддерживал ленинскую точку зрения на «культ личности» и высказывался практически в том же ключе, что и Ленин. В «закрытом докладе» Хрущев обильно процитировал Ленина, но «позабыл» указать, что Сталин говорил в сущности то же самое. Значительное число сталинских высказываний свидетельствует о его резком неприятии возвеличивания собственной личности. Примеры такого рода легко умножить, ибо почти все авторы мемуаров, когда-либо встречавшиеся со Сталиным, обычно припоминают случаи из жизни, свидетельствующие о его неприязненном отношении или даже об отвращении к преклонению перед своей персоной.

Один из примеров такого рода — изданная не так давно (2001) книга мемуаров Акакия Ивановича Мгеладзе (ум. в 1980 г.), в прошлом крупного руководителя КП Грузии, «Сталин. Каким я его знал», в которой автор не единожды затрагивает тему отрицательного отношения Сталина к культу, созданному вокруг его имени. Мгеладзе сообщает, что Сталин был против пышных торжеств по случаю его 70-летия в 1949 году; он с большой неохотой поддался на уговоры своих соратников по ЦК, и то лишь когда те выдвинули довод, что приезд в Москву лидеров зарубежных коммунистических и рабочих партий, их взаимные консультации и обмен мнениями будут способствовать сплочению и укреплению мирового коммунистического движения.

В 1937 году Сталин сумел воспрепятствовать переименованию Москвы в Сталинодар. Но ему так и не удалось отказаться от присвоения звания Героя Советского Союза: награда, которую Сталин никогда не признавал, приколотая к подушечке, тем не менее, всё равно сопровождала гроб с его телом на похоронной процессии."http://bookre.org/reader?file=54719&pg=7

Когда годами имидж культивируется и продвигается в массы, попробуй измени его. Так скорее всего и проиходило со Сталиным. А Леонид Ильич со своими наградами?


Неужели он так уж любил эти побрякушки? Вряд ли. Только ему их пихали и пихали. Откажешься - обидишь. Вот и приходилось всё на себя цеплять. Создался определённый имидж и вдалбливался в не одно поколение людей. Попробуй теперь поверь в то, что он их может быть терпеть не мог. Написать по этому поводу можно сколько угодно, но где правда? Неизвестно.

С какой целью это всё делалось и делается? Наверное у каждого свои причины. Кто-то из за подхалимажа, кто то из тайной мести и зависти, а кто-то из за того, чтобы отвести глаза народа от истины, а кто-то по другой более серьёзной причине. Вот и возникает вопрос: зачем Вольфычу это было надо? И каким порследствиям такие вот такие душевные порывы могут привести.